Умные книги для умных людей: обзор. Интеллектуальное чтение

10 образцов фикшна для тех, кто любит художественную литературу и в особенности беллетристику. Впрочем, насколько они особенны – решать вам самим.

1. Дзюнъитиро Танидзаки - “Мелкий снег”

Дзюнъитиро Танидзаки (1886-1965) – классик японской литературы, продолжатель ее многовековых традиций, один из самых значительных писателей Японии первой половины XX в. Роман “Мелкий снег” – главное и лучшее произведение Танидзаки. Написанный в жанре семейной хроники, он рассказывает о Японии 1930-х годов, о радостях и печалях четырех сестер Макиока, принадлежащих к старинному и богатому купеческому роду. Писатель создает яркую и реалистичную картину жизни Японии в годы, предшествующие Второй мировой войне. В романе гармонически сочетаются точный и беспристрастный анализ действительности и глубокий лиризм.

2. Клаус Мерц - “Якоб спит”
В своей небольшой книге, принесшей автору широкую известность, современный швейцарский писатель Клаус Мерц сумел на нескольких печатных листах уместить целую семейную сагу о жизни трех поколений швейцарских крестьян. О драматической жизни своих героев Мерц рассказывает чрезвычайно деликатно и осторожно, с удивительной искренностью и достоинством, находя, по выражению немецких критиков, уникальный “баланс между печалью, верой и любовью”. Необычно сконцентрированная и поэтичная форма повествования была с восторгом отмечена в прессе.

Роман Мерца выдержал несколько изданий и был удостоен премии Германа Гессе.

3. Айрис Мердок - “Школа добродетели”
Эдварда Бэлтрама переполняет чувство вины. Его маленький розыгрыш обернулся огромной бедой: он подсыпал в еду своему другу галлюциногенный наркотик, и юноша выпал из окна и разбился насмерть.

В поисках спасения от душевных мук Эдвард обращается к медиуму и во время сеанса слышит голос, который велит ему воссоединиться с его родным отцом, знаменитым художником, ведущим затворническую жизнь…

4. Мюриэл Спарк - “Девушки со скромными средствами”

Мюриэл Спарк – одна из известнейших современных английских писательниц, лауреат многих престижных литературных премий, о ее творчестве с восторгом отзывались Ивлин Во и Грэм Грин. Многие ее романы экранизированы.

Роман “Девушки со скромными средствами” – настоящий трагифарс. В нем соединились ирония и философская глубина. Действие романа происходит в пансионе для девушек из хороших семей. У них ограничены средства к существованию, но не ограничены амбиции…

5. Вениамин Каверин - “Перед зеркалом”
Русский писатель Вениамин Александрович Каверин, автор романов и повестей (“Конец хазы”, “Девять десятых судьбы”, “Скандалист, или Вечера на Васильевском острове” и др.), рассказов и сказок, стал известен всей стране благодаря приключенческому роману “Два капитана”, чрезвычайно популярному до сих пор и многократно экранизированному. Роман “Перед зеркалом” написан Кавериным в возрасте семидесяти лет и нередко признается его лучшей книгой.

…Все началось на гимназическом балу: среди конфетти, серпантина и грома музыки познакомились и весь вечер протанцевали вместе серьезный Костя Карновский и очаровательная Лиза Тураева. В следующие двадцать лет судьба редко дарила им встречи – но все это время Лиза писала Карновскому, своему не то другу, не то возлюбленному. Это были чудесные письма, и веселые, и нежные, и философские, из Перми, из Петербурга-Петрограда, Ялты, Константинополя и Парижа, куда девушка отважно отправилась учиться живописи… Будут ли Карновский и Лиза наконец вместе, добьется ли признания художница Тураева, вернется ли на родину – да и что вообще станет с героями, юность которых прошла в дореволюционной России, теперь, “на перекрестке времен”?..

6. Юрий Алкин - “Физическая невозможность смерти в сознании живущего”

Молодой журналист становится участником странного эксперимента, где людей учат притворяться бессмертными. Но почему бессмертные так несчастны? И почему даже обещание вечной жизни не спасает от фальши и притворства?

Юрий Алкин - мастер психологической интриги, придавший новое измерение классическому детективу и фантастике. Именно такой литературы ждет поколение, воспитанное Интернетом и уже успевшее перерасти рамки сетевой прозы.

7. Эфраим Севела - “Почему нет рая на земле”

“Эфраим Севела обладает свежим, подлинным талантом и поразительным даром высекать искры юмора из самых страшных и трагических событий, которые ему удалось пережить”, – отмечал Ирвин Шоу.

О чем бы ни писал Севела, – о маленьком городе его детства или об огромной Америке его зрелых лет, – его творчество всегда пропитано сладостью русского березового сока, настоянного на стыдливой горечи еврейской слезы.

8. Йоэл Хаахтела - “Собиратель бабочек”
Роман выстроен вокруг метафоры засушенной бабочки: наши воспоминания – как бабочки, пойманные и проткнутые булавкой. Йоэл Хаахтела пытается разобраться в сложном механизме человеческой памяти и извлечения воспоминаний на поверхность сознания. Это тем более важно, что, ухватившись за нить, соединяющую прошлое с настоящим, человек может уловить суть того, что с ним происходит.

Герой книги, неожиданно получив наследство от совершенно незнакомого ему человека, некоего Генри Ружички, хочет выяснить, как он связан с завещателем. По крупицам он начинает собирать то, что осталось от Ружички, идет по его следам, и оказывается, что, став обладателем чужого дома и чужих вещей, он на самом деле получает ключ к своему прошлому.

Йоэл Хаахтела (р. 1972) – финский писатель и психиатр. Автор семи романов, за один из них – «В семь часов на перекрестке» был удостоен литературной премии фонда «Олви» (2002).

9. Мануэль Пуиг - “Поцелуй женщины-паука”

“Поцелуй женщины-паука” – самый известный роман латиноамериканского писателя Мануэля Пуига (1932-1990). Сам автор создал на его основе пьесу. А в 1985 “Поцелуй…” экранизировал Эктор Бабенко (номинация на “Оскар”). В 1992 на Бродвее поставлен одноименный мюзикл. Это книга была просто создана для экранизации. В романе двое заключенных сидят в камере и показывают, точнее, рассказывают друг другу захватывающие фильмы, многие из которых вымышлены Пуигом, а другие основаны на его реальных синефильских впечатлениях. “Поцелуй женщины…” стал одним из первых в целой волне художественных текстов о кино.

Для Пуига очень важным в романе был вопрос о природе гомосексуальности. Он сопровождает текст комментариями из работ Фрейда и других психоаналитиков. Вообще, роман складывается из целой мозаики планов – пересказ фильмов, эмоциональные трагедии, рассуждения о причинах гомосексуальности, почти театральные диалоги. В итоге создается такое многомерное полотно, что просто заслушаешься, засмотришься, зачитаешься. Но кино заканчивается, и Молина выходит на свободу…

10. Казаков Юрий Павлович - “Во сне ты горько плакал”

Юрий Павлович Казаков (1927-1982) – один из крупнейших представителей советской новеллистики. Его рассказы, появившиеся в середине пятидесятых, имели ошеломительный успех – в Казакове увидели преемника И.Бунина. Автор новелл «Манька», «Трали-вали», «Во сне ты горько плакал», «Арктур – гончий пес» жил всегда сам по себе, не оглядываясь ни на авторитеты, ни на хулителей. Не приспосабливался. Не суетился. Именно поэтому его проза осталась не только памятником времени, но и живым понятным разговором и через двадцать, и через тридцать лет. Писатель на все времена.

Введение ……………………………………………………. 3

Глава 1. Возникновение интеллектуальной прозы в ХХ в. и ее основные черты …………………………………………………….. 5

Глава 2. Особенности повествования на конкретных литературных примерах ……………………………………………… 9

Заключение ………………………………………………... 16

Литература ………………………………………………… 18


Введение

Темой данного исследования являются основные черты, формы и методы повествования в интеллектуальной прозе ХХ века. Актуальность темы обусловлена тем, что при анализе текстов авторов интеллектуальной прозы возникают трудности связанные с осмыслением авторского стиля повествования и его воздействия на формирование смыслового поля произведения.

Целью данной работы является изучение особенностей формирования повествовательного поля авторов интеллектуальной прозы ХХ столетия.

Задачи , поставленные для достижения данной цели, сводятся к следующему:

1) охарактеризовать особенности интеллектуальной прозы ХХ в. в целом;

2) проследить особенности выбора форм и методов повествования на конкретных литературных примерах.

Нами рассмотрены особенности повествования на примерах сочинений У. Фолкнера, Х. Л. Борхеса, Л. Даррелла, Дж. Фаулза.

Мы опирались на исследования Г. Аникина, С.А. Ватченко и Е. В. Максютенко, В. Д. Днепрова. Особенно значение имела работа Ю. И. Левина «Повествовательная структура как генератор смысла: текст в тексте у Х. Л. Борхеса».


Глава 1. Возникновение интеллектуальной прозы в ХХ в. и ее основные черты

Западная интеллектуальная (философская) проза XX века отмечена проникновением отстраненного интеллекта в сферу рефлективно-бессознательного, в архаические структуры мифопоэтических текстов. Господство философии жизни и ее психоаналитическая интерпретация оказали существенное влияние на художественную прозу западных писателей. Здесь происходило как бы намеренное отчуждение от исторического понимания бытия, когда временная протяженность утрачивает свою логическую последовательность и утрачивается вместе с этим и пространственная привязанность к миру этого бытия. И это, похоже, формировало некий тип духовно-интеллектуального номадизма в западной культуре XX века.

Рассмотрим некоторые особенности интеллектуального романа – сам термин "интеллектуальный роман" был впервые предложен Томасом Манном. В 1924 г., в год выхода в свет романа "Волшебная гора", писатель заметил в статье "Об учении Шпенглера", что "исторический и мировой перелом" 1914-1923 гг. с необычайной силой обострил в сознании современников потребность постижения эпохи, и это определенным образом преломилось в художественном творчестве. "Процесс этот, - писал Т. Манн, - стирает границы между наукой и искусством, вливает живую, пульсирующую кровь в отвлеченную мысль, одухотворяет пластический образ и создает тот тип книги, который... может быть назван "интеллектуальным романом". К "интеллектуальным романам" Т. Манн относил и работы Фр. Ницше. Именно "интеллектуальный роман" стал жанром, впервые реализовавшим одну из характерных новых особенностей реализма XX в. - обостренную потребность в интерпретации жизни, ее осмыслении, истолковании, превышавшую потребность в "рассказывании", воплощении жизни в художественных образах. В мировой литературе он представлен не только немцами - Т. Манном, Г. Гессе, А. Деблином, но и австрийцами Р. Музилем и Г. Брохом, русским М. Булгаковым, чехом К. Чапеком, американцами У. Фолкнером и Т. Вулфом, и многими другими. Но у истоков его стоял Т. Манн.

Никогда прежде и никогда потом (после второй мировой войны характерной тенденцией прозы стало обращение - с новыми возможностями и средствами - к отражению конкретности) литература не стремилась с такой настойчивостью найти для суда над современностью лежащие вне ее масштабы. Характерным явлением времени стала модификация исторического романа: прошлое становилось удобным плацдармом для прояснения социальных и политических пружин современности (Фейхтвангер). Настоящее пронизывалось светом другой действительности, не похожей и все же в чем-то похожей на первую.

Многослойность, многосоставность, присутствие в едином художественном целом далеко отстоящих друг от друга пластов действительности стало одним из самых распространенных принципов в построении романов XX в. Романисты членят действительность, вычленяя жизнь биологическую, инстинктивную и жизнь духа (немецкий "интеллектуальный роман"). Они делят ее на жизнь в долине и на Волшебной горе (Т. Манн), на море житейское и строгую уединенность республики Касталии (Г. Гессе). Вычленяют жизнь биологическую, инстинктивную и жизнь духа (немецкий «интеллектуальный роман»). Создают провинцию Йокнапатофу (Фолкнер), которая и становится второй вселенной, представительствующей за современность.

К такой интеллектуальной прозе, насыщенной историческими аллюзиями, принадлежал роман "Александрийский квартет" Лоуренса Даррелла - одна из самых ярких книг ХХ века, глубоко повлиявшая на таких писателей, как Хулио Кортасар или Джон Фаулз, романы которого можно отнести именно к этой разновидности романного жанра.

Первая половина XX в. выдвинула особое понимание и функциональное употребление мифа. Миф перестал быть, как это обычно для литературы прошлого, условным одеянием современности. Как и многое другое, под пером писателей XX в. миф обрел исторические черты, был воспринят в своей самостоятельности и отдельности - как порождение далекой давности, освещающей повторяющиеся закономерности в общей жизни человечества. Обращение к мифу широко раздвигало временные границы произведения. Но помимо этого миф, заполнявший собой все пространство произведения («Иосиф и его братья» Т. Манна) или являвшийся в отдельных напоминаниях, а порою только в названии («Иов» австрийца И. Рота), давал возможность для бесконечной художественной игры, бесчисленных аналогий и параллелей, неожиданных «встреч», соответствий, бросающих свет на современность и ее объясняющих.


Глава 2. Особенности повествования на конкретных литературных примерах

Рассмотрим особенности, формы и методы повествования на конкретных литературных примерах: сочинениях У. Фолкнера, Х. Л. Борхеса, Даррелла, Фаулза.

Важнейшей приметой интеллектуального романа стало развертывающееся в разных временных и пространственных направлениях повествование.

Так, высшее достижение Даррелла, Александрийский квартет, тетралогия, задуманная как «исследование любви в современном мире»; по замыслу автора, ее следует рассматривать как цельное произведение. Ее композиция основана на пространственно-временной теории относительности А.Эйнштейна.

Как предупреждает в предисловии ко второй книге сам Даррелл, «современная литература не предлагает нам какого-либо Единства, так что я обратился к науке и попытаюсь завершить мой четырехпалубный роман, основав его форму на принципе относительности. Три пространные оси и одна временная - вот кухарский рецепт континуума. Четыре романа следуют этой схеме. Итак, первые три части должны быть развернуты пространственно (отсюда и выражение - "единоутробная сестра" вместо "продолжения") и не связаны формой сериала. Они соединены друг с другом внахлест, переплетены в чисто пространственном отношении. Время остановлено. Только четвертая часть, знаменующая собой время, и станет истинным продолжением. Субъектно-объектные отношения столь важны в теории относительности, что я попытался провести роман как через субъективный, так и через объективный модусы. Третья часть, "Маунтолив",- это откровенно натуралистический роман, в котором рассказчик "Жюстин" и "Бальтазара" становится объектом, т. е. персонажем. Это непохоже на метод Пруста или Джойса - они, на мой взгляд, иллюстрируют бергсонову "длительность", а не "пространство-время"».

Архитектоника романа У. Фолкнера «Авессалом, Авессалом» представляет собой беспрерывную циркуляцию смыслов, принадлежащих разным рефлексиям. В романе множество сознаний героев развертывают историю Сатпена (главного героя), в самой этой истории выделяя неминуемое его следование к трагедии несовместимости яркого, самобытного человека (самого героя) - и целей его жизни, ограниченной меркантильными стремлениями и идеалами и попранием жизни близких ему людей. Знание общиной, родом истории Сатпена, разные точки зрения углубляют и расширяют представление читателей об этой человеческой судьбе. Впечатления реципиента корректируются, от одной точки зрения автор переходит к другой. Рассказчики истории героя несут в себе коллективное самосознание общины, знание рода о своем сородичей.

У. Фолкнер представляет нам множественность центров, ту многоцентричность, о которой задумывается постмодернизм. В этом развертывании множества точек зрения на жизнь Сатпена возникает новый смысл - о виновности всех перед всеми – и тех, кто отказался от своего рода, детей, и тех, кто обездолил несчастных индейцев, и виновность Севера перед Югом Америки, но и виновность Юга перед негритянским населением. В этой фантасмагории всеобщей виновности, в динамике целостного повествования как будто рождается идея бессмысленности жизни, абсурда человеческих усилий. Развертывающееся в разных временных и пространственных направлениях повествование позволяет почти стереоскопически осветить крах иллюзий главного героя (Сатпена) и одновременно – истинные ценности и цели жизни общечеловеческого их содержания

В статье Ю. И. Левина «Повествовательная структура как генератор смысла: текст в тексте у Х. Л. Борхеса» отмечается строгая и слегка сухая манера борхесовского повествования особенности «концентрированных новелл Борхеса».Характерной чертой прозы Борхеса является ее метафоричность. Метафорами становятся не образы, не строки, а произведения в целом, - метафорой сложной, многосоставной, многозначной, метафорой-символом. Если не учитывать этой метафорической природы рассказов Борхеса, многие из них покажутся лишь странными анекдотами.

Патриция Хайсмит

«Незнакомцы в поезде»

«Незнакомцы в поезде» — дебютный роман Патриции Хайсмит, изданный в 1950 г. и сразу замеченный критикой. Знаменитый Альфред Хичкок также обратил на него внимание — его чрезвычайно заинтересовал мотив перекрестного убийства, на котором построен сюжет книги. В одном из интервью он сказал: «Разве эта задумка не восхитительна? Ее можно разбирать без конца».

Итак, в поезде встречаются двое — молодой архитектор Гай Хэйнс и весьма загадочный человек по имени Энтони Бруно. Энтони делает Гаю предложение, от которого тот не смог бы отказаться, даже если бы очень захотел. Отныне они, столь непохожие друг на друга люди, связаны самыми сильными узами — преступлением…


«Два лика января»

Произведения Патриции Хайсмит признаны литературной классикой XX века. Критики в Америке и Европе, собратья по перу всегда отзывались о творчестве писательницы только в превосходной степени.

«Два лика января» — одно из лучших ее произведений. Это остросюжетный роман-притча о поэте, который решает преступить закон, пытаясь залечить старую душевную рану, о, казалось бы, благополучном бизнесмене, который на самом деле сколотил состояние с помощью мошенничества, о женщине, которая для первого из героев олицетворяет прошлое, а второму дает надежду на будущее.

Роман, действие которого происходит в Средиземноморье в месяце, посвященном двуликому богу Янусу, задает вопрос: что важнее — голос крови или первобытный инстинкт?


Дэниел Киз

«Таинственная история Билли Миллигана»

Билли просыпается и обнаруживает, что находится в тюремной камере. Ему сообщают, что он обвиняется в изнасиловании и ограблении. Билли потрясен: он ничего этого не делал! Последнее, что он помнит,- это как хотел броситься вниз с крыши здания школы. Ему говорят, что с тех пор прошло семь лет. Билли в ужасе: у него опять украли кусок жизни! Его спрашивают: что значит "украли кусок жизни"? И почему "опять"? Выходит, такое случается с ним не впервые? Но Билли не может ответить, потому что Билли ушел...

Перу Дэниела Киза принадлежит одно из культовых произведений конца XX века - роман "Цветы для Элджернона". "Таинственная история Билли Миллигана" не менее потрясающа и проникновенна.


Дорис Лессинг

«Бабушки»

Дорис Лессинг получила Нобелевскую премию по литературе с формулировкой: «Повествующей об опыте женщин, со скептицизмом, страстью и провидческой силой подвергшей рассмотрению разделенную цивилизацию». Именно об опыте женщин и о цивилизации, выставляющей барьеры природному началу, пойдет речь в книге «Бабушки». Это четыре истории, каждая из которых не похожа на предыдущую..
Новелла, давшая название всей книге, — самая, пожалуй, яркая, искренняя, необычная.
Что делать женщине, которая любит сына подруги? Природа подсказывает, что надо отдаться чувству, что никогда она не будет так счастлива, как в объятиях этого молодого человека. Но благоразумие заставляет ее отказаться от любви.
Кто-то увидит в этой истории архетипическое начало, миф об Эдипе, другие — борьбу природы и социума, третьи — трагедию немолодых женщин, пытающихся ухватить свою долю счастья. Но как бы то ни было, «Бабушки», как и другие три произведения, составляющие сборник, не оставят равнодушным никого.
Новелла была экранизирована — в 2013 году вышел фильм режиссера Анн Фонтен «Две матери», который в российском прокате назывался «Тайное влечение».

Биография, библиография, интересные факты о Д.Лессинг

Иэн Макьюэн

«Сластёна»

1972 год. Холодная война в разгаре. На Сирену Фрум, весьма начитанную и образованную девушку, обращают внимание английские спецслужбы. Им нужен человек, способный втереться в доверие к молодому писателю Томасу Хейли — он может быть им полезен. Сирена идеально подходит для этой роли. Кто же знал, что она не только начитанна, но и влюбчива и ее интерес к Хейли очень скоро перестанет быть только профессиональным…



Джонатан Сафран Фоер

«Полная иллюминация»

Роман со сложной структурой и фантастическим сюжетом. Необыкновенно остроумная и обаятельная книга о путешествии, которое стоит того, чтобы его предпринять.

Натан Инглендер

Фоер ворвался в литературу с выходом его поразительного, шутовского, лиричного романа "Полная иллюминация". Все в этой книге держит читателя в непрестанном напряжении благодаря стилю, равного которому еще не бывало.

Джон Апдайк

Это один из лучших романов, которые мне когда-либо посчастливилось держать в руках.

«Жутко громко и запредельно близко»

Главный герой романа - девятилетний мальчик по имени Оскар Шелл, повествование ведется от его лица. Отец Оскара Томас Шелл погиб при теракте 11 сентября 2001 года. Осматривая кладовку отца, Оскар находит в вазе небольшой конверт с ключом; на конверте он видит надпись "Блэк". Охваченный любопытством, Оскар намеревается связаться с каждым человеком по фамилии Блэк в Нью-Йорке, чтобы найти замок, к которому подходит отцовский ключ. В романе также существует параллельное повествование, которое, по сути, сводится к серии писем. Некоторые из них написаны дедушкой Оскара и адресованы отцу мальчика, другие же написаны бабушкой Оскара и адресованы самому главному герою.

Биография, библиография, интересные факты о Д.С.Фоере

Уильям Сароян

«Человеческая комедия»

Жители Американского городка Итака живут в своем маленьком и уютном мире. Только братья Улисс и Гомер нарушают их спокойствие: один – мелкими шалостями, другой – нежданными новостями. Гомер – старший мужчина в доме. Он разносит телеграммы горожанам: иногда это весточки от отцов, старших братьев и сыновей с далеких фронтов войны, которую вот-вот назовут мировой, а иногда это извещения для горожан от военного министерства. Они говорят о том, что их родные не вернутся домой никогда. Улиссу и Гомеру приходится не только слишком быстро взрослеть, но и самим, без чужих подсказок разбираться в непонятных, жестоких и безумных правилах жизни.

«Мама, я люблю тебя»

Роман «Мама, я люблю тебя» занимает особое место в творчестве Уильяма Сарояна, писателя, чье имя стоит в одном ряду с такими титанами мировой литературы, как Фолкнер, Стейнбек, Хемингуэй. Мудрость детства — основа сюжета этой замечательной книги. Мир, увиденный глазами девятилетней девочки, преображается на глазах…

Луис Сепульведа

«Старик, который читал любовные романы»

Отдалиться от всех, чтобы остаться со всеми… Быть со всеми и потерять себя…
Антонио Хосе Боливар, мудрец, не ужившийся с соплеменниками и находящий утешение в чтении любовных романов, выбрал первый из этих двух вариантов, которые предложила ему судьба.
Для большинства выбор его — безумие. Для него — единственная возможность остаться на стороне жизни в любых ее проявлениях — от дерева и дикого зверя до человека.
Знаменитый роман-притча Луиса Сепульведы, переведенный на многие языки мира и завоевавший массу литературных наград, породил множество почитателей и последователей жизнелюбивого отношения к миру, исповедуемого писателем.

ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………. 3

Глава 1. Возникновение интеллектуальной прозы в ХХ в. и ее основные черты …………………………………………………….. 5

Глава 2. Особенности повествования на конкретных литературных примерах ……………………………………………… 9

Заключение ………………………………………………... 16

Литература ………………………………………………… 18

ВВЕДЕНИЕ

Темой данного исследования являются основные черты, формы и методы повествования в интеллектуальной прозе ХХ века. Актуальность темы обусловлена тем, что при анализе текстов авторов интеллектуальной прозы возникают трудности связанные с осмыслением авторского стиля повествования и его воздействия на формирование смыслового поля произведения.

Цель ю данной работы является изучение особенностей формирования повествовательного поля авторов интеллектуальной прозы ХХ столетия.

Задачи , поставленные для достижения данной цели, сводятся к следующему:

1) охарактеризовать особенности интеллектуальной прозы ХХ в. в целом;

2) проследить особенности выбора форм и методов повествования на конкретных литературных примерах.

Нами рассмотрены особенности повествования на примерах сочинений У. Фолкнера, Х. Л. Борхеса, Л. Даррелла, Дж. Фаулза.

Мы опирались на исследования Г. Аникина, Аникин Г. Современный английский роман. Свердловск, 1971. С.А. Ватченко и Е. В. Максютенко, Ватченко С. А., Максютенко Е. В. Феномен постмодернизма и поэтика «Мага» Джона Фаулза // От барокко до постмодернизма. Днепропетровск, 1997. С. 127 - 132. В. Д. Днепрова. Днепров В. Д. Черты романа ХХ века. М.,1965. Особенно значение имела работа Ю. И. Левина «Повествовательная структура как генератор смысла: текст в тексте у Х. Л. Борхеса». Левин Ю. И. Повествовательная структура как генератор смысла: текст в тексте у Х. Л. Борхеса // Текст в тексте. Труды по знаковым системам XIV. Тарту, 1981.

Глава 1. Возникновение интеллектуальной прозы в ХХ в. и ее основные черты

Западная интеллектуальная (философская) проза XX века отмечена проникновением отстраненного интеллекта в сферу рефлективно-бессознательного, в архаические структуры мифопоэтических текстов. Господство философии жизни и ее психоаналитическая интерпретация оказали существенное влияние на художественную прозу западных писателей. Здесь происходило как бы намеренное отчуждение от исторического понимания бытия, когда временная протяженность утрачивает свою логическую последовательность и утрачивается вместе с этим и пространственная привязанность к миру этого бытия. И это, похоже, формировало некий тип духовно-интеллектуального номадизма в западной культуре XX века.

Рассмотрим некоторые особенности интеллектуального романа - сам термин "интеллектуальный роман" был впервые предложен Томасом Манном. В 1924 г., в год выхода в свет романа "Волшебная гора", писатель заметил в статье "Об учении Шпенглера", что "исторический и мировой перелом" 1914-1923 гг. с необычайной силой обострил в сознании современников потребность постижения эпохи, и это определенным образом преломилось в художественном творчестве. "Процесс этот, - писал Т. Манн, - стирает границы между наукой и искусством, вливает живую, пульсирующую кровь в отвлеченную мысль, одухотворяет пластический образ и создает тот тип книги, который... может быть назван "интеллектуальным романом". К "интеллектуальным романам" Т. Манн относил и работы Фр. Ницше. Именно "интеллектуальный роман" стал жанром, впервые реализовавшим одну из характерных новых особенностей реализма XX в. - обостренную потребность в интерпретации жизни, ее осмыслении, истолковании, превышавшую потребность в "рассказывании", воплощении жизни в художественных образах. В мировой литературе он представлен не только немцами - Т. Манном, Г. Гессе, А. Деблином, но и австрийцами Р. Музилем и Г. Брохом, русским М. Булгаковым, чехом К. Чапеком, американцами У. Фолкнером и Т. Вулфом, и многими другими. Но у истоков его стоял Т. Манн.

Никогда прежде и никогда потом (после второй мировой войны характерной тенденцией прозы стало обращение - с новыми возможностями и средствами - к отражению конкретности) литература не стремилась с такой настойчивостью найти для суда над современностью лежащие вне ее масштабы. Характерным явлением времени стала модификация исторического романа: прошлое становилось удобным плацдармом для прояснения социальных и политических пружин современности (Фейхтвангер). Настоящее пронизывалось светом другой действительности, не похожей и все же в чем-то похожей на первую.

Многослойность, многосоставность, присутствие в едином художественном целом далеко отстоящих друг от друга пластов действительности стало одним из самых распространенных принципов в построении романов XX в. Романисты членят действительность, вычленяя жизнь биологическую, инстинктивную и жизнь духа (немецкий "интеллектуальный роман"). Они делят ее на жизнь в долине и на Волшебной горе (Т. Манн), на море житейское и строгую уединенность республики Касталии (Г. Гессе). Вычленяют жизнь биологическую, инстинктивную и жизнь духа (немецкий «интеллектуальный роман»). Создают провинцию Йокнапатофу (Фолкнер), которая и становится второй вселенной, представительствующей за современность.

К такой интеллектуальной прозе, насыщенной историческими аллюзиями, принадлежал роман "Александрийский квартет" Лоуренса Даррелла - одна из самых ярких книг ХХ века, глубоко повлиявшая на таких писателей, как Хулио Кортасар или Джон Фаулз, романы которого можно отнести именно к этой разновидности романного жанра.

Первая половина XX в. выдвинула особое понимание и функциональное употребление мифа. Миф перестал быть, как это обычно для литературы прошлого, условным одеянием современности. Как и многое другое, под пером писателей XX в. миф обрел исторические черты, был воспринят в своей самостоятельности и отдельности -- как порождение далекой давности, освещающей повторяющиеся закономерности в общей жизни человечества. Обращение к мифу широко раздвигало временные границы произведения. Но помимо этого миф, заполнявший собой все пространство произведения («Иосиф и его братья» Т. Манна) или являвшийся в отдельных напоминаниях, а порою только в названии («Иов» австрийца И. Рота), давал возможность для бесконечной художественной игры, бесчисленных аналогий и параллелей, неожиданных «встреч», соответствий, бросающих свет на современность и ее объясняющих.

Глава 2. Особенности повествования на конкретных литературных примерах

Рассмотрим особенности, формы и методы повествования на конкретных литературных примерах: сочинениях У. Фолкнера, Х. Л. Борхеса, Даррелла, Фаулза.

Важнейшей приметой интеллектуального романа стало развертывающееся в разных временных и пространственных направлениях повествование.

Так, высшее достижение Даррелла, Александрийский квартет, тетралогия, задуманная как «исследование любви в современном мире»; по замыслу автора, ее следует рассматривать как цельное произведение. Ее композиция основана на пространственно-временной теории относительности А.Эйнштейна.

Как предупреждает в предисловии ко второй книге сам Даррелл, «современная литература не предлагает нам какого-либо Единства, так что я обратился к науке и попытаюсь завершить мой четырехпалубный роман, основав его форму на принципе относительности. Три пространные оси и одна временная - вот кухарский рецепт континуума. Четыре романа следуют этой схеме. Итак, первые три части должны быть развернуты пространственно (отсюда и выражение - "единоутробная сестра" вместо "продолжения") и не связаны формой сериала. Они соединены друг с другом внахлест, переплетены в чисто пространственном отношении. Время остановлено. Только четвертая часть, знаменующая собой время, и станет истинным продолжением. Субъектно-объектные отношения столь важны в теории относительности, что я попытался провести роман как через субъективный, так и через объективный модусы. Третья часть, "Маунтолив",- это откровенно натуралистический роман, в котором рассказчик "Жюстин" и "Бальтазара" становится объектом, т. е. персонажем. Это непохоже на метод Пруста или Джойса - они, на мой взгляд, иллюстрируют бергсонову "длительность", а не "пространство-время"».

Архитектоника романа У. Фолкнера «Авессалом, Авессалом» представляет собой беспрерывную циркуляцию смыслов, принадлежащих разным рефлексиям. В романе множество сознаний героев развертывают историю Сатпена (главного героя), в самой этой истории выделяя неминуемое его следование к трагедии несовместимости яркого, самобытного человека (самого героя) - и целей его жизни, ограниченной меркантильными стремлениями и идеалами и попранием жизни близких ему людей. Знание общиной, родом истории Сатпена, разные точки зрения углубляют и расширяют представление читателей об этой человеческой судьбе. Впечатления реципиента корректируются, от одной точки зрения автор переходит к другой. Рассказчики истории героя несут в себе коллективное самосознание общины, знание рода о своем сородичей.

У. Фолкнер представляет нам множественность центров, ту многоцентричность, о которой задумывается постмодернизм. В этом развертывании множества точек зрения на жизнь Сатпена возникает новый смысл - о виновности всех перед всеми - и тех, кто отказался от своего рода, детей, и тех, кто обездолил несчастных индейцев, и виновность Севера перед Югом Америки, но и виновность Юга перед негритянским населением. В этой фантасмагории всеобщей виновности, в динамике целостного повествования как будто рождается идея бессмысленности жизни, абсурда человеческих усилий. Развертывающееся в разных временных и пространственных направлениях повествование позволяет почти стереоскопически осветить крах иллюзий главного героя (Сатпена) и одновременно - истинные ценности и цели жизни общечеловеческого их содержания

В статье Ю. И. Левина «Повествовательная структура как генератор смысла: текст в тексте у Х. Л. Борхеса» Левин Ю. И. Повествовательная структура как генератор смысла: текст в тексте у Х. Л. Борхеса // Текст в тексте. Труды по знаковым системам XIV. Тарту, 1981.

отмечается строгая и слегка сухая манера борхесовского повествования особенности «концентрированных новелл Борхеса».Характерной чертой прозы Борхеса является ее метафоричность. Метафорами становятся не образы, не строки, а произведения в целом, - метафорой сложной, многосоставной, многозначной, метафорой-символом. Если не учитывать этой метафорической природы рассказов Борхеса, многие из них покажутся лишь странными анекдотами.

Формы и методы повествования Борхеса многообразны. Соединение несоединимого во времени, соединение времен, альтернатив одного и того же настоящего в разном будущем, разного прошлого в одном настоящем, перемещение во времени сути дела, где в новом времени она раскрывается иначе; соединение пространств (зеркало и лабиринт), различных мест действия, принадлежащих одному действию; соединение реальности и слов, книг, идей, оснований, концепций, историй, культур, обладающее эвристической ценностью; соединение реальности и ирреальности с вхождением в ощущение мистики; сквозное исследование исторических аналогий; конструирование несуществующего по законам существующего и наоборот; изобретение иных культур по тенденциям известных. А еще "мифология окраин", "подтасовки и преувеличения" ("Борхес и я"), прием "нарочитого анахронизма и ложных атрибуций" ("Пьер Менар, автор "Дон Кихота"").

Обратимся теперь к произведениям Дж. Фаулза. Одним из постоянных и специфических приемов Фаулза является обыгрывание модных схем массовой литературы. Так, в его книге "Мантисса" (1982) пародируется "сексплуатация" современного бестселлера, в "Маге" (1966) - оккультный роман, в повести "Загадка" - детектив, в "Подруге французского лейтенанта" - "викторианский" роман, в "Дэниеле Мартине" (1977) - автобиографический роман, в "Коллекционере" (1963) - "черный роман".

Сложное, многоступенчатое построение "Мага" с множеством вставных новелл и пародийной игрой разными стилями, с ложными ходами и литературными аллюзиями соответствует замыслу Фаулза - развенчать и осмеять все системы иллюзорных представлений о природе реальности, созданных человечеством за всю его историю - начиная с веры во всемогущего бога и кончая слепой верой в абсолютное могущество науки.

Роман "Женщина французского лейтенанта" интерпретируется исследователями то как исторический роман или ромэнс (romance), то как роман духовного поиска (guest), то как роман-эксперимент.

Так, характеризуя роман в целом, В. В. Ивашева пишет: "Женщина французского лейтенанта" - роман-эксперимент: автор как бы беседует с читателем, вмешиваясь в повествование, демонстрируя свое присутствие в нем и создавая иллюзию романа в романе. Он воскрешает прозу XIX в., персонажи его копируют известных героев Диккенса, Теккерея, Харди, Бронте и других классиков реализма, но в свете ХХ в. "Женщина французского лейтенанта" обнаруживает типичные черты художественной прозы нашего времени - философическую тенденцию, осложненность структуры, искания в области формы реалистической".

А. Долинин в предисловии к изданию романа относит роман "Женщина французского лейтенанта" к роману пути, где решающее значение имеет становление героя и где он подвергается ряду испытаний.

В обоснование своей точки зрения он приводит следующие рассуждения: "Пространственные перемещения и связанная с ними символика в "Подруге французского лейтенанта" не менее значимы, чем у Беньяна и Байрона, и тоже метафорически соотносятся с судьбами героев, с их внутренним миром. Так, скажем, все первые встречи Чарльза с Сарой - встречи, круто меняющие его судьбу, - происходят во время его загородных прогулок, в потерянном и обретаемом вновь раю природы; подобно паломнику Беньяна, он испытывает искушение Градом Мирской Суеты - Лондоном торгашества и тайного разврата; подобно Чайльд Гарольду, бежит из Англии в экзотические края... Вырывая своих героев из привычного окружения... и посылая их в символическое странствование, Фаулз вполне сознательно ориентируется на мифопоэтические представления о пути и на те литературные жанры, которыми эти представления были усвоены".

В "Подруге французского лейтенанта" использован третий тип идет стилизации (общей - под "викторианский роман") с элементами второго (создание "мимотекстов", представляющим образцы подражания манере отдельных авторов) и четвертого (пародийного) типов. В романе ведется постоянная игра с литературными подтекстами, причем основное место среди них занимают произведения английских писателей той эпохи, которой посвящен роман. Фаулз, прекрасно знающий и высоко ценящий реалистические романы прозаиков-викторианцев, сознательно выстраивает "Подругу французского лейтенанта" как своего рода коллаж цитат из текстов Диккенса, Теккерея, Троллопа, Джорджа Элиота, Томаса Гарди и других писателей. У сюжетных ходов, ситуаций и персонажей Фаулза обычно имеется один или несколько хорошо узнаваемых литературных прототипов.

Подобно тому как Сара играет с Чарльзом, испытывая его и подталкивая к осознанию свободы выбора, Фаулз играет в романе со своими читателями, заставляя делать свой выбор. Для этого он включает в текст три варианта финала - "викторианский", "беллетристический" и "экзистенциальный". Читателю и герою романа предоставлено право выбрать один из трех финалов, а значит и сюжетов, романа.

Заключение

Западная интеллектуальная (философская) проза XX века отмечена проникновением отстраненного интеллекта в сферу рефлективно-бессознательного, в архаические структуры мифопоэтических текстов. Господство философии жизни и ее психоаналитическая интерпретация оказали существенное влияние на художественную прозу западных писателей.

Все это повлияло и на особенности повествования авторов интеллектуальной прозы ХХ в. Переориентация личности осмысливается уже не в формах так называемого психологического анализа и эпически развертываемого повествования, а в формах интеллектуального внутреннего дискурса, когда один план восприятия себя и реальности постоянно, на глазах читателя, перестраивается, на данный "кадр" накладывается новое, переосмысливающее видение.

Происходит бесконечное умножение смыслов вглубь: художнику важна именно эта меняющаяся структура текста, наложение дискурсивным сознанием новых осмыслений. Сверхпсихологическая ориентация значений, от перцепций памяти к глубинным слоям видения и осмысления, к расширению в сознании героя горизонтов смыслов мира и осознания сво-ей личности

Приметой интеллектуального романа стало развертывающееся в разных временных и пространственных направлениях повествование, что можно отметить в творчестве Борхеса, Даррелла и др. авторов.

Литература

1. Аникин Г. Современный английский роман. Свердловск,1971.

2. Ватченко С. А., Максютенко Е. В. Феномен постмодернизма и поэтика «Мага» Джона Фаулза // От барокко до постмодернизма. Днепропетровск, 1997. С. 127 - 132.

3. Днепров В. Д. Черты романа ХХ века. М.,1965.

4. Зарубежная литература ХХ века / Под ред. Андреевой Л. Г. М., 1990.

5. Левин Ю. И. Повествовательная структура как генератор смысла: текст в тексте у Х. Л. Борхеса // Текст в тексте. Труды по знаковым системам XIV. Тарту, 1981.

Семейные саги, философский роман-трагифарс, психологический детектив и книги в других жанрах от очень разных авторов из разных стран, написанные в разное время, которые стоят внимания вдумчивого читателя.

1. Дзюнъитиро Танидзаки - “Мелкий снег”

Дзюнъитиро Танидзаки (1886-1965) – классик японской литературы, продолжатель ее многовековых традиций, один из самых значительных писателей Японии первой половины XX в. Роман `Мелкий снег` – главное и лучшее произведение Танидзаки. Написанный в жанре семейной хроники, он рассказывает о Японии 1930-х годов, о радостях и печалях четырех сестер Макиока, принадлежащих к старинному и богатому купеческому роду. Писатель создает яркую и реалистичную картину жизни Японии в годы, предшествующие Второй мировой войне. В романе гармонически сочетаются точный и беспристрастный анализ действительности и глубокий лиризм.

2. Клаус Мерц - “Якоб спит”

В своей небольшой книге, принесшей автору широкую известность, современный швейцарский писатель Клаус Мерц сумел на нескольких печатных листах уместить целую семейную сагу о жизни трех поколений швейцарских крестьян. О драматической жизни своих героев Мерц рассказывает чрезвычайно деликатно и осторожно, с удивительной искренностью и достоинством, находя, по выражению немецких критиков, уникальный “баланс между печалью, верой и любовью”. Необычно сконцентрированная и поэтичная форма повествования была с восторгом отмечена в прессе. Роман Мерца выдержал несколько изданий и был удостоен премии Германа Гессе.

3. Айрис Мердок - “Школа добродетели”

Эдварда Бэлтрама переполняет чувство вины. Его маленький розыгрыш обернулся огромной бедой: он подсыпал в еду своему другу галлюциногенный наркотик, и юноша выпал из окна и разбился насмерть. В поисках спасения от душевных мук Эдвард обращается к медиуму и во время сеанса слышит голос, который велит ему воссоединиться с его родным отцом, знаменитым художником, ведущим затворническую жизнь…

4. Мюриэл Спарк - “Девушки со скромными средствами”

Мюриэл Спарк – одна из известнейших современных английских писательниц, лауреат многих престижных литературных премий, о ее творчестве с восторгом отзывались Ивлин Во и Грэм Грин. Многие ее романы экранизированы. Роман “Девушки со скромными средствами” – настоящий трагифарс. В нем соединились ирония и философская глубина. Действие романа происходит в пансионе для девушек из хороших семей. У них ограничены средства к существованию, но не ограничены амбиции…

5. Вениамин Каверин - “Перед зеркалом”

Вениамин Александрович Каверин, значительный русский писатель, автор романов и повестей (“Конец хазы”, “Девять десятых судьбы”, “Скандалист, или Вечера на Васильевском острове” и др.), рассказов и сказок, стал известен всей стране благодаря приключенческому роману “Два капитана”, чрезвычайно популярному до сих пор и многократно экранизированному. Роман “Перед зеркалом”, представленный в настоящем издании, написан Кавериным в возрасте семидесяти лет и нередко признается его лучшей книгой.

…Все началось на гимназическом балу: среди конфетти, серпантина и грома музыки познакомились и весь вечер протанцевали вместе серьезный Костя Карновский и очаровательная Лиза Тураева. В следующие двадцать лет судьба редко дарила им встречи – но все это время Лиза писала Карновскому, своему не то другу, не то возлюбленному. Это были чудесные письма, и веселые, и нежные, и философские, из Перми, из Петербурга-Петрограда, Ялты, Константинополя и Парижа, куда девушка отважно отправилась учиться живописи… Будут ли Карновский и Лиза наконец вместе, добьется ли признания художница Тураева, вернется ли на родину – да и что вообще станет с героями, юность которых прошла в дореволюционной России, теперь, “на перекрестке времен”?…

6. Юрий Алкин - “Физическая невозможность смерти в сознании живущего”

Молодой журналист становится участником странного эксперимента, где людей учат притворяться бессмертными. Но почему бессмертные так несчастны? И почему даже обещание вечной жизни не спасает от фальши и притворства? Юрий Алкин - мастер психологической интриги, придавший новое измерение классическому детективу и фантастике. Именно такой литературы ждет поколение, воспитанное Интернетом и уже успевшее перерасти рамки сетевой прозы.

7. Эфраим Севела - “Почему нет рая на земле”

“Эфраим Севела обладает свежим, подлинным талантом и поразительным даром высекать искры юмора из самых страшных и трагических событий, которые ему удалось пережить”, – отмечал Ирвин Шоу. О чем бы ни писал Севела, – о маленьком городе его детства или об огромной Америке его зрелых лет, – его творчество всегда пропитано сладостью русского березового сока, настоянного на стыдливой горечи еврейской слезы.

8. Йоэл Хаахтела - “Собиратель бабочек”

Роман выстроен вокруг метафоры засушенной бабочки: наши воспоминания – как бабочки, пойманные и проткнутые булавкой. Йоэл Хаахтела пытается разобраться в сложном механизме человеческой памяти и извлечения воспоминаний на поверхность сознания. Это тем более важно, что, ухватившись за нить, соединяющую прошлое с настоящим, человек может уловить суть того, что с ним происходит. Герой книги, неожиданно получив наследство от совершенно незнакомого ему человека, некоего Генри Ружички, хочет выяснить, как он связан с завещателем. По крупицам он начинает собирать то, что осталось от Ружички, идет по его следам, и оказывается, что, став обладателем чужого дома и чужих вещей, он на самом деле получает ключ к своему прошлому. Йоэл Хаахтела (р. 1972) – финский писатель и психиатр. Автор семи романов, за один из них – «В семь часов на перекрестке» был удостоен литературной премии фонда «Олви» (2002). На русский язык произведения автора переводятся впервые.

9. Мануэль Пуиг - “Поцелуй женщины-паука”

“Поцелуй женщины-паука” – самый известный роман латиноамериканского писателя Мануэля Пуига (1932-1990). Сам автор создал на его основе пьесу. А в 1985 “Поцелуй…” экранизировал Эктор Бабенко (номинация на “Оскар”). В 1992 на Бродвее поставлен одноименный мюзикл. Это книга была просто создана для экранизации. В романе двое заключенных сидят в камере и показывают, точнее, рассказывают друг другу захватывающие фильмы, многие из которых вымышлены Пуигом, а другие основаны на его реальных синефильских впечатлениях. “Поцелуй женщины…” стал одним из первых в целой волне художественных текстов о кино. Для Пуига очень важным в романе был вопрос о природе гомосексуальности. Он сопровождает текст комментариями из работ Фрейда и других психоаналитиков. Вообще, роман складывается из целой мозаики планов – пересказ фильмов, эмоциональные трагедии, рассуждения о причинах гомосексуальности, почти театральные диалоги. В итоге создается такое многомерное полотно, что просто заслушаешься, засмотришься, зачитаешься. Но кино заканчивается, и Молина выходит на свободу…

10. Джон Краули «Роман лорда Байрона»

Этот роман называют лучшей литературной мистификацией 21 века. И он не для всех. А только для образованных, заядлых, внимательных и кропотливых читателей. Ведь не каждый сможет прочесть книгу на четверть состоящую из примечаний. Но кто сможет, тот несомненно будет вознаграждён. Ведь это прекрасная, умная книга. Книга, написанная знающим человеком, искренне любящим предмет своего исследования. Книга, написанная едва ли не лучшим мастером слова и стиля во всей современной Америке. Книга с потрясающими сюжетами и великими персонажами. Это – самый настоящий “интеллектуальный бестселлер”, безо всякого преувеличения.


Top